Fashion Magazine'

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fashion Magazine' » - непринятые анкеты » Bradley Scott


Bradley Scott

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

✖общие данные

1. Имя. Bradley Barnes.

2. Ориентация, пол. мужской пол, ориентация гетеросексуальная.

3. Дата рождения, возраст. 5 апреля 1978г. 32 года

4. Род занятий. журналист раздела «Кино, музыка, книги». Пишет обзоры к вышедшим фильмам, публикует рекомендации относительно новых альбомов и книгах. Если такой колонки в журнале не держите – буду каким-нибудь другим сотрудником журнала.

✖персонаж

1. История жизни.
Часть первая. Развод.
Чтобы выглядеть умнее, мне пришлось погуглить количество распадающихся браков. Уберите от экранов беременных женщин и детей. Сейчас распадается каждый второй брак. Но это сейчас. Раньше их было меньше. Не будем анализировать причины столь печальной статистики, потому что я вообще не об этом. Родители Брэда развелись, когда ему было 14 лет. Достаточно, чтобы адекватно воспринять эту ситуацию и не винить во всем этом дерьме себя. Мать, обезумевшая не то от счастья, не то от горя, принялась заливаться алкоголем. Брэдли решил, что это подарок свыше и сам пустился во все тяжкие. До пятнадцати лет он попробовал все виды легких наркотиков, стал курить, пить, завел подружку. Компания Барнса не отличалась высокоинтеллектуальными членами, поэтому все время они проводили за заброшенных объектах, ведя разговоры о прошедших вечеринках и кто наблевал во внушительное декольте Брианны с параллельного потока. У Брэдли появился лучший друг, Мэттью, старше его на пару-тройку лет. Он водил потрепанный, отцовский бьюик и изрядно тормозил из-за постоянного курения марихуаны. Но Барнс находил его компанию интересной. Именно Мэттью надоумил Брэда заняться распространением легких наркотиков, которые и стали причиной его первого привода в полицейский участок. Никто тогда не разобрался, как Брэда освободили под залог. Ведь денег у его матери не было. Были слухи о том, что она переспала с комиссаром, однако другие придерживались мысли, что это все отец Брэда, который не смог оставить сына в беде. Сам парень не мог простить отцу уход из семьи, поэтому не искал встречи с ним. Дома пьяная мать, снаружи друзья и трэш. Брэд не осознал своей ошибки и снова принялся за старое. Много выпивки, угара, больших скоростей. Ничему не научила парня и сломанная рука. Травму он получил, когда они обкуренные с Мэттью перевернулись на бьюике. Сложная ситуация дома заставляла юношу вечно сбегать из него, находить причины лишь бы не оставаться там надолго. Однажды на вечеринке у все то же Брианны Мэтт предложил попробовать Брэду какой-то  новое вещество, от которого буквально рвало крышу. То ли взаимодействие с алкоголем, то ли дерьмовое качество хим. вещества, но Барнс чуть не отбросил коньки. Он провалялся от интоксикации в больницу чуть меньше месяца. Выйдя оттуда, он решил что-то поменять в своей жизни. Он хотел излечить мать от алкоголизма, прятал бутылки, уворачивался от тарелок, но все тщетно. Сомневаясь между тем, чья это была вина, что печень и мозг его матери скоро не выдержат, Брэдли в минуту душевной грусти и тоски подозревал себя. Однако на следующее утро перекладывал всю вину на отца, который их бросил, хотя он нес ответственность за них.
Часть вторая. Офисный планктон.
В совершеннолетие Брэдли собрал необходимые вещи в рюкзак, поцеловал мать на прощание и ушел. Парень последние несколько месяцев подрабатывал в магазине, хотел наскрести себе на паршивенькую машинку, но решил, что так больше продолжаться не может. Мать совсем стала плоха из-за своей пагубной привычки, да и Брэду все порядком надоело. Он улетел в Калифорнию, купив билет только туда. Солнечный штат встретил его проливным дождем и пневмонией в больнице для малоимущих. После выздоровления парень пошел устраиваться на работу хоть куда-нибудь, чтобы свести как-то концы с концами. Он работал в благотворительной фонде на телефоне, курьером, пока не осел на должности линейного менеджера компании, которая занимается торговлей комплектующих к компьютерам. Дни текли один за одним, создавая рутину, пока он не встретил девушку. Та была ну очень хорошенькая, светлые волосы, длинные ресницы, вздернутый носик и небольшой рост. Девушка приехала пробоваться на кастинги, но везде пролетела. Поэтому ей пришлось пополнить ряды официанток и барменш. Брэдли влюбился, они встречались больше двух лет, прожив почти все это время вместе. Однако Барнса ждало разочарование в виде прощальной открытки на кухонном столе. Брэд был в шоке, когда увидел свою девушку на страницах местной бульварной газетенки, на её попе лежала толстая рука какого-то местного продюсера. Брэдли очень тяжело отреагировал на это. Он ушел в запой на пару недель и получил привод в участок за хранение и употребление наркотиков. Большую часть денег парень отдал на залог. Уволившись с работы, парень все время проводил за прослушиванием музыки, чтением книг и просмотрами фильмов.
Часть третья. Gap Year.
Брэд перебивался случайными заработками, продолжал вести ленивый образ жизни. Конечно, близость Голливуда располагала к такому количеству просмотренных фильмов, но Барнс понял, что он опять засиделся на месте. Парень уехал на другой континент, в Англию. Там он решил, что сейчас пришло время получить высшее образование. Он работал, посещал курсы, а потом поступил на факультет филологии. Так он прожил в Европе все время учебы, при этом работая, чтобы иметь возможность оплатить стоимость университета. В Англии у него была подружка. Он не любил её, но ему с ней было хорошо. Она ревела пару недель подряд, когда пришло время Брэдли возвращаться в США. Затянувшись больше, чем на один год, отдых от всего помог понять Барнсу, что он хочет теперь от жизни. Парень решил обосноваться в Нью-Йорке, который полностью отвечал всем требованиям парня. Он нашел то, чем хочет заниматься. Соединил полученную профессию с тем, чем любит заниматься. Брэдли Барнс ведет раздел о новых фильмах, опубликованных книгах и музыке.

2. Внешний вид.
- предполагаемая внешность:
Josh Hartnett
Рост: 191 сантиметр
Вес: 82 кг,
Цвет глаз – карий,
Цвет волос – темные,
Телосложение – атлетическое, но не с ярко выраженной мускулатурой.
Брэдли выглядит брутально, отнюдь не смазливо. Веки тяжелые, как будто нависают над глазами, нос небольшой, но широкая переносица.

3.Характер.
Брэдли выглядит нелюдимым. По сути так и есть. У него слишком мало друзей. Он не хочет себя обременять какими-то связями, чтобы иметь возможность в очередной раз, купить билет на самолет и укатить куда-нибудь в другое место. Барнс не держится за свое место в редакции. Он выполняет свою работу, увлеченно и несколько самозабвенно, не обращая внимания ни на что другое. Однако он не будет валяться в ногах у главного редактора, если вдруг его решат уволить. Он нахальный и ему только самому до себя. Его не волнуют чужие проблемы или переживания, эгоизм в нем укрепился навсегда. Он курит или любит выпить. Что касается женщин, то они у него есть. О большем говорить сложно. Говоря о Брэдли, сложно найти границу между его уверенностью и самоуверенностью. Он всегда отстаивает свои мнения, даже если они ошибочны. У него есть принципы, которым он никогда не изменит, и он не поддается стадному чувству. Одно из его лучших качеств – это чувство справедливости.

✖личное

1. Связь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

2. Ссылка на рекламу. http://universityofyale.rusff.ru/viewto … =15#p58221

3. Пробный пост.

Свернутый текст

Вода со вкусом водки, или же просто водка, щедро разбавленная чем-то прозрачным, наконец-то стала функционировать в моём организме, делать то, ради чего я собственно залил её туда.
Кэти говорит, что скорее я увижу её на сатиновой подушке в окружении рыдающих родственников, чем позволит себе попрошайничать. Я не знаю, как отреагировать на взгляд, который она на меня бросает. Мне одновременно хочется съежиться под ним до размеров инфузории туфельки, или наоборот, расправить плечи и вырасти до размера великана. Я ещё не решил. Она буравит меня взгляд, и я не выдерживаю такого напряжения, отворачиваюсь и натыкаюсь на ещё одно пристальное внимание. Бармен натирает стекло бокала, чуть сколотого в основании, и смотрит на меня, или через меня. Что происходит-то? Я ненавижу, когда на меня смотрят, не мигая. Силясь вспомнить, что со мной может быть не так, я хочу спрятать в голову песок, как страус. Но, к сожалению, под ногами прожженный, липкий паркет.
- Если за стаканчиком в баре я говорю парням о деньгах, я в итоге остаюсь без них. Без парней и без денег. – мой взгляд не выражает никакой заинтересованности, но внутри мне несколько любопытно. Это пугает. Я не хочу сложностей. Я хочу или чтобы мне нравились, или чтобы меня бесили. То есть я вижу только черное и белое. В моем понимании видеть ещё и серые оттенки – значит сильно осложнить себе жизнь. К чему мне это? Если я могу бездумно тратить не свои деньги и извлекать массу удовольствий из мира, в котором живу.
- Вот почему я никогда не видел тебя с парнями, - я случайно говорю это вслух и тут же отворачиваюсь. Не хотел, чтобы Вишез знала, что это в моих мыслях. Всё становится запутаннее. И это начинает мне меньше нравиться. Словно ты решаешь задачку, которая в один момент обрастает новыми условиями и данными, которые ты пока не знаешь, куда деть. Я хочу бросить решать, но в то же время мне льстит то возможное удовольствие, которое я получу, найдя ответ. Я чувствую, как моя черно-белая картинка в мыслях становится градиентной.
Реакция на то, что машину Кэти-Энн эвакуировали была бесценной. Вот уж действительно, чего не купишь с Master Card.
- Что?? То есть как - мою? В её зрачках знаки вопросы, и вытянутое от недоумения лицо, кажется, тоже стало похожим на один большой знак вопроса. После звонка, адресованного мне, в моих мыслях были те же знаки пунктуации. Что за благородные люди, занимающиеся эвакуацией, которые сначала звонят владельцам машин? Какая-то ерунда. Ничего не понимаю. Водка плещется у меня в крови, и я чувствую себя отнюдь не трезвомыслящим.
- А  может тебе еще что-то кажется?  Ну, ты сука, Расти.
Я чувствую неприятный толчок в плечо. По инерции я падаю куда-то назад, но в последний момент я хватаюсь за барную стойку. Мои пальцы скользят, и когда я уверен, что сейчас окажусь на этом грязнейшем полу, чувствую кончиками что-то липкое. Зацепившись, мне удается удержать равновесие. Я благодарю кого-то, кто пролил колу на барную стойку, благодарю бармена, что не протирает её поверхность. Выпрямившись, я встаю из-за стула. Девушка уже на полпути к дверям. Очень резво для таких шпилек.
- А что я такого сделал? – Я развожу руками и цокаю языком. Бармен за спиной хмыкает, и я уверен, что после этого он глухо пробасил.
Ну, ты сука, Расти. – Я оборачиваюсь и прищуриваю глаз. Ну что такого? Ну, эвакуировали машину. Сейчас позвоню водителю отца и он приедет за мной. Вишез тоже можно взять с собой, если она не будет больше называть меня сукой. И вообще, кто из нас ещё большая сволочь. Зачем было приглашать меня в эту дыру? Кто-то сам виноват. Никогда не признаю своей вины, даже если она очевидна. Я буду отмазываться, перекладывать вину с одного человека на другого и так до бесконечности. Потому что глубоко убежден, стоит один раз сказать, я не прав, и ты навечно останешься конченным мудаком и козлом отпущения. Правда, я нашел другой путь, чтобы стать подонком.
Я возвращаю свой взгляд на улицу и вижу, как Кэти-Энн опадает вниз, садясь на бордюр. И я испытываю чувство жалости. Чувство жалости, которые съедает меня изнутри, словно я должен подчиниться этому. Вишез выглядит беспомощной, плечи осунулись. Я списываю этот подавляющий мой эгоизм приступ жалости на то, что я виноват в том, что она сейчас в таком раздрае.
- Папа, мне нужен твой водитель. Нет, мне он нужен сильнее. Я тут застрял в одном месте, машину эвакуировали. Что значит, выбирайся сам? Сюда такси не ходят! Сам виноват?! Да чтоб… - мой отец не разделил со мной горечь и комичность всей ситуации. Он сказал, что раз у меня хватило мозгов оказаться в таком месте, значит должно хватить мозгов, чтобы выбраться отсюда самостоятельно.
Резко посерьезнев, я достаю бумажник. Бармен без слов называет сумму, на которую мы наели, и я безропотно отсчитываю ему купюры. Делаю усилие, чтобы нагнуться за сумкой Кэти. Я прихрамываю на больную ногу, и выхожу на улицу. Ночь сегодня прохладная. Водка приятно греет тело, но не душу. Холод не освежает мысли. Сейчас хочется одного – закурить. Но тут я вспоминаю, что не страдаю этим. У меня какая-то ерунда с легкими.
Пока я иду до Кэти, я снимаю с себя пиджак. Дойдя до девушки, я кидаю её сумку рядом с ней, а на плечи накидываю свой пиджак.
- Пошли, бесполезная, - невеселая, но, тем не менее не лишенная нахальности, ухмылка блуждает на моем лице. Я не знаю, куда мы пойдем. Но точно подальше отсюда. Тяжелой ношей на меня нападают воспоминания о моей машине. Хотел бы сейчас в ней оказаться. Кэти наверно тоже. В своей, разумеется.
- У тебя нет выбора. С наступлением двенадцати сюда придут оборотни, которые днем превращаются в тупых электриков и автослесарей. Не думаю, что сумка поможет тебе отбиться от них, - я не извиняюсь, в моих планах нет этого. Я, прихрамывая, иду в сторону цивилизации. За спиной я слышу стук каблуков. Я слишком удручен маршрутом, чтобы торжествующе улыбнуться.
Не то, чтобы у меня в жизни было мало приключений, моя задница вечно находила себе занятия. Но сейчас их количество превышало. Сначала Кэти с её тяжеленной сумкой, потом эвакуация (или все-таки угон?) машин, теперь то, что мы идем вдвоем по темной улице. Больше всего меня пугает отсутствие света, меньше – Кэти. Вряд ли сейчас она способна на что-то ужасное, но с ней никогда нельзя расслабляться.
- Привет, девчонки. Заблудились? – перед нами, откуда не возьмись, появился человек. Предположительно черной наружности. Потому что я ни хрена не могу его толком разглядеть. Честно говоря, я нервно сглотнул, когда перед нами возникла гора, и мелькали только белки глаз и белые зубы.
- Какая я тебе девочка? – в моих мыслях мой голос полон уверенности и обещаний скорейшего падения врага, путем моих умелых действий кулаками. В реальности я пищу, как настоящая девчонка. Даже Кэти на фоне меня выглядит более мужественной. Ненавижу такие ситуации. Я несколько труслив, поэтому стараюсь не попадать в такие ситуации на людях, когда другие будут знать о моей не самой положительной черте. Хотя кто-то говорит, что страх это нормально. Хуже, когда человек вообще ничего не боится.
- А ты что? Мальчик что ли? – Я вижу, как белые ладони сжимают что-то подозрительно похожее не бейсбольную биту. Мои мозги слишком мне дороги, чтобы я расстался с ними на этом асфальте. – Сейчас раз, - двухметровый негр делает замах, но удар не обрушивается на меня. – И нет пиписьки!
Если я сейчас потеряю сознание, мне никогда не отмыться от позора. Почему рядом со мной сейчас именно Кэти? А не мой друг кмс по боксу?! С одной стороны, хорошо, что это Кэти, а не какая-нибудь моя девушка. Вроде не очень жалко. А с другой стороны, что же я? Совсем мудак? Конечно, жалко. Я делаю робкий шаг в сторону Кэти-Энн, чтобы загородить её собой. Надеюсь, моя жертва будет оправдана, и хотя бы тогда Вишез, плача над моим бездыханным телом, поймет, как я всегда был дорог ей и как она не смогла меня сберечь. Фу, черт. Как я могу о таком думать?!

Отредактировано Bradley Barnes (2011-01-18 23:13:44)

0

2

Bradley Barnes
добро пожаловать, Приняты.

0


Вы здесь » Fashion Magazine' » - непринятые анкеты » Bradley Scott