Fashion Magazine'

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fashion Magazine' » - непринятые анкеты » Frederick MacGregor


Frederick MacGregor

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

✖общие данные

1. Имя.
Frederick Alexander MacGregor | Фредерик Александр МакГрегор
Фред, Фредди, Алекс
2. Ориентация, пол.
Гетеро, муж
3. Дата рождения, возраст.
27 лет. 18 октября.
4. Род занятий.
Фотомодель

✖персонаж

1. История жизни.
В день, когда ты родился, шёл проливной дождь. Такой же стремительный и ударный шквал, такой же хлёсткий, каким стал ты сам. Твои родители восприняли это, как должное, потому что были ещё совсем молоды и избалованы твоими бабушками и дедушками. Ты сейчас повторяешь их судьбу. Твои мать и отец всегда были заняты больше своим собственным благополучием, своими собственными отношениями, своей карьерой, да чем угодно, только не тобой. Ты был воспитан няньками и гувернантками, которых ты уже в младенчестве терпеть не мог, выставляя им на показ свои капризы. Но они не жаловались. Им же платили, причём немалые деньги. Мистер МагГрегор имел свой бизнес, который приносил немалый доход, имел связи в правительстве, ему доверяли. Мать Пенелопа нигде не работала, но зато посвящала себя науке и разным сомнительным экспериментам. Ты с детства получил все необходимые знания в области этикета, а также прилагающийся набор взглядов и предубеждений, как своих родителей и остальных родственников, так и их друзей. За довольно-таки короткие годы, ты научился вести себя в обществе, а главное, виртуозно убеждать и манипулировать  людьми.
Детство прошло слишком быстро, ты и не заметил, как на плечи легла первая ответственность. В школе ты учился посредственно, возможно, если б ты постарался, всё пошло бы по-другому. За пару-тройку лет ты заработал звание «главной занозы», но внушительная пачка зелёненьких долларов в руках твоего отца всегда всё решала. Руководство школы разрывалось на половинки. С одной стороны, они во снах мечтали, как ты будешь стоять в шапочке выпускника, и махать на прощание родным дверям школы. А с другой, это означало, что они потеряют такую жилу. Поэтому они тобой пользовались в своих интересах. Родители не обращали внимания на твои «шалости», в надежде, что ты перебесишься. Откровенно говоря, ты не приносил им особо сильных проблем.
Всё шло по их чётко составленному плану. Ты должен был стать преемником своего отца – новым владельцем компании. Тебя отправили в Гарвард. Ты проучился в университетской школе бизнеса три года, но тебя совершенно не привлекала перспектива твоей будущей профессии. Пока ты был студентом, родители практически не имели над тобой власти, ведь они были за тысячи километров от тебя. Ты творил всё, что хотел. Сигареты, выпивка, случайный секс, и, конечно же, наркотики. Ты сам не заметил, как втянулся. Банальнее некуда. Думал, что сможешь вовремя остановиться, как это обычно у всех бывает. Жизнь тогда казалась лёгкой и непринуждённой, и ты считал самого себя – «хозяином положения». Думал, весь мир у твоих ног. Отец присылал деньги без «задней мысли». А потом ты же и дня не мог прожить без очередной дозы. Твой бледный вид и исколотые вены пугали даже тебя самого в те моменты, когда тебе удавалось заглянуть в зеркало. Забили тревогу преподаватели, когда ты совсем перестал появляться на занятиях. Естественно, тебя забрали домой, где устроили большой разнос. Для мистера МакГрегора новость о том, что его сын – наркоман, стала шоком и огромным пятном на его безупречной репутации успешного бизнесмена. Тебя поместили в одну из лучших клиник Нью-Йорка. Ты не сопротивлялся. К тому времени, ты уже понял, что сам ты не справишься. Провёл там полгода. До сих пор помнишь эти белые стены, эту боль, пронзающую всё твоё существо, но ты, кажется, справился. Но как же все ошибались. Прошло две недели и ты сорвался. Очередной скандал.
На этой почве родители разошлись. Отец постарался сделать так, чтобы тебя и твою мать ничего больше не связывало. Вы остались без гроша, но тебе удалось сохранить его фамилию в отличие от матери. И не зря. В дальнейшем она тебе очень пригодилась. Ты и Пенелопа переехали в занюханный квартал города. После роскошного житья, мать не умела экономить, и вы еле-еле сводили концы с концами. Ты понял, что помощи ждать неоткуда. Тебе пришлось начать искать работу, потому что поиски матери не увенчались успехом. Всю жизнь она прожила с твоим отцом, и не знала о том, что такое бедность. А без опыта работы сорокалетнюю с лишним женщину брать никуда не хотели. Была возможность стать уборщицей, но не пойдёт же аристократка убирать чужие дома? Это ниже её достоинства. Тебе повезло немногим больше. Ты смог устроиться в небольшое агентство моделью. Вот когда помогла «звучная» фамилия и эффектная внешность. Ты умел подать себя.
Вначале и самому было смешно, кем приходится работать. В твоём понимании модель – не мужская профессия. Но всё оказалось совсем не так, как ты предполагал. Прошло пару месяцев – ты втянулся. Так сильно, что сам не ожидал и с успехом стал подниматься по карьерной лестнице. На обложках журналов мелькало твоё лицо, деньги лились рекой, но нигде не было сказано, что эта работа- каторжный труд. Будни начинались с пяти утра, когда ты стоял в километровой очереди на кастинг, и заканчивались поздно ночью, когда ты обессилено падал на кровать. Были неудачи и падения, но ты вставал и шёл дальше. Позже ты уже даже не представлял себя в роли кого-то другого, казалось, ты нашёл своё. Но была одна проблема. Ты всё ещё был зависим. Ты уже не помнишь, как смог бросить. Ты соскочил сам, без помощи лекарственных средств и изматывающих процедур. В то время жизнь была для тебя сущим кошмаром. Думал, не выдержишь, но ты смог. Ты всё сделал сам. А потом тебя, наконец, заметили. И теперь ты вполне успешная фотомодель в самом известном журнале огромного мегаполиса Нью-Йорка. Хорошая награда, не так ли?
2. Внешний вид.
- предполагаемая внешность:

Tom Sturridge | Том Старридж
Есть такие люди, на которых хочется задержать взгляд, причем часто это происходит невольно. Ничего удивительного, что Фред к таким относится. С его-то манерами разговаривать, двигаться и просто общаться каким-либо образом с окружающим миром… На это, конечно же, повлияло воспитание, внешне похож на своего отца, только, пожалуй, выражение лица более упрямое. Бывает, Фред придает своим патлам более пристойный вид, и тогда, становится странно похож на мать.
Кожа бледноватая, вовсе не предназначена для каких-либо загаров. Бледность её можно сравнить с фарфоровой куклой, однако та всё равно бы проиграла парню со счётом "сто-ноль" в чистоте и ухоженности. Волосы тёмно-каштанового оттенка, коротко стриженые. От природы достаточно густые и весьма жёсткие. Причёска вечно находится в творческом беспорядке. Лицо, не сказать, чтобы писаного красавца, но привлекает внимание своей подвижностью и открытостью. На правом виске небольшая родинка каплевидной формы. В нем есть удивительный шарм агрессии, мягкий аромат свободолюбия и огромное рвение к путешествиям, выделяющий парня из толпы других. Тонкие губы, острые черты лица особо не отличаются привлекательностью. Чуть заострённое лицо, что смотрится довольно грубо, скулы – четко выделенные, словно очерченные по линейке, прямой нос. Подбородок чуть выдается вперед. Присутствует лёгкая небритость. Глаза изумрудно – зелёные, пронзительные и глубокие. С лёгким прищуром, с маленькими морщинками в уголках. Форма - миндалевидная, вокруг зрачка чёрный ободок. Ресницы по-девичьи пушистые и длинные, а в выражении глаз скрыта загадка. Смотришь в них и чувствуешь, как по коже бегут мурашки, то ли от страха, то ли ещё от чего-то.
На его теле нет ни капли жира, сплошные мышцы. Крепкий пресс, длинные накаченные ноги, рельефные мышцы рук. При его достаточно высоком росте, он вовсе не является качком, даже немного худощав, но излишней худобой он не страдает. Он немного медленен во всех своих движениях, словно никуда не торопится, словно рассчитывая каждый изгиб, каждый поворот, даже движение рук с длинными пальцами и то кажется немного медленным, но изящным. Когда он, скажем, танцует, то вы не сможете точно спрогнозировать, какое движение он сделает через минуту. Походка же у парня, когда тот целенаправленно куда-нибудь идет, вполне упругая и собранная, при этом достаточно быстрая, так что идти с ним в ногу занятие весьма сложное. Как правило, спутнику приходиться его догонять, мало, что не трусцой, а уж если прибавить его любовь к размахиванию конечностями, то для спутника порой и небезопасное. Фред весьма гибок и собран, даже если по его движениям этого нельзя сказать. Взгляд всегда только прямо.
Мимика у него богатая, но вот выделить конкретное чаще всего повторяющееся выражение лица, пожалуй, сложновато. Возможно, когда он чем-то озабочен или же разозлен, то он начинает щуриться, а взгляд становится колючим. Голос бархатистый и весьма хрипловатый.
Одвается в удобную, современную одежду, предпочитает спортивный стиль и чёрный цвет. Вид у Фреда всегда какой-то растрепанный, странный. Будто ему никогда и в голову не могло придти погладить штаны или рубашку после стирки. Да и вообще, его вещи обладают удивительной способностью изнашиваться за рекордно короткое количество времени. Даже в официальном костюме он выглядит, будто пришел с вечерней прогулки по темному лесу, где запнулся обо все, что только можно. Рубашка, всегда поверх штанов и никаких галстуков. Фред не скрывает что  ему  категорически не по нраву ни церемонные белые глаженные рубашечки, в которых по его личному мнению он «походит на девченку-монашенку, ни слишком узкие и тесные официальные классические костюмы, которые столь любил носить его отец. С детства у него остались несколько шрамов, один из которых самый большой на внутренней части предплечья левой руки. У него длинные пальцы, возможно, он стал бы неплохим пианистом. В правом ухе три серьги, в левом – две, а на правой лопатке татуировка ящерицы – последствия учёбы в колледже.
3.Характер.
Быстрый, порывистый, отдаётся делу со страстностью, но склонен к бурным эмоциональным вспышкам и резким сменам настроения. Способен преодолевать значительные трудности, но плохо сдерживает себя, легко «взрывается». Прирождённый лидер. Редко уступает кому-то, до последнего стоит на своём. Зачастую даже вопреки здравому смыслу, т. к. считает, что всё, что он делает, - правильно. Его разум легко может затуманить гордыня. Любит и ценит одиночество, он сосредоточен на своих личных переживаниях и своем внутреннем мире, общество и навязчивое общение для него порой просто не выносимы. Практически никогда не испытывает дефицита общения, согласно существующей шутке, у него всегда есть прекрасный, умный и понимающий собеседник - я сам. Редко слушает голос разума, сначала делает, потом думает, иногда «рубит с плеча». Делает всё «с налёта». Предпочитает руководствоваться сердцем. Из-за этого часто совершает ошибки, из-за чего потом сильно жалеет, но уже не может ничего исправить. Абсолютно не умеет сдерживать свои эмоции, держать чувства при себе, да и не старается даже. Упрямый, как стадо баранов. Его трудно переубедить в чём-либо. Строптивый, непокорный, любит действовать наперекор, своенравный. В какой-то мере эгоист. Может настолько забыться, что полностью погружается только лишь в свои проблемы, не обращая внимание на дорогих сердцу людей. Очень боится боли потери, поэтому старается не приближать к себе людей на достаточно близкое расстояние. Отзывчив и предан своим друзьям. В любой момент придёт на помощь. Сам по себе не конфликтный, но если его трогают, будьте уверены, даст сдачи. А иногда и так, что мало не покажется. Обладает ленью глобальных размеров. Очень обидчив, но быстро отходит.
Любит эпатировать и, не скрываясь, порой «работает на публику», но делает это весьма умело. Фред легко приспосабливается к собеседнику и «подстраивается» под него. Воля сильная и твердая, но это не означает, что он всегда стоит только на своем - приведите весомые доказательства своей правоты, и он первым откажется от того, что прежде считал верным и правильным. Абсолютное наплевательское отношение к установленным авторитетам, можно сказать, что для него нет авторитета априори. Хитрый и дальновидный как еврей-политик, который строит наполеоновские планы, не обращая внимания на такие мелочи, как падение курса доллара, и потому-то не раз нарывающийся на «горяченькое». Несмотря на пережитое, всегда с предубеждением относился к людям, деля их высшие, нижние и средние социальные слои. Настоящий циник. Он не верит в любовь, да и в дружбу тоже. Вся эта романтика для него – пустой звон. В отношениях к окружающим, абсолютно непредсказуем. Есть только одно общее: парень никому не доверяет. Просто не может или не хочет найти человека, который бы его выслушал, не предал, помог.

✖личное

1. Связь.
В лс админу скину
2. Ссылка на рекламу.
http://playgamevd.rusff.ru/viewtopic.ph … p=13#p1200
3. Пробный пост.

с другой ролевой|-

София. Сколько очарования, легкости в одном этом слове. Многие мечтают хоть раз побывать в этом чудном городе, вдохнуть запах романтики, пройтись по мощеным улочкам. 1894 год. Небольшой городок с населением всего лишь миллион человек. Столица его любимой страны. Совсем недавно этот город перестал принадлежать Балканскому полуострову. Теодору сейчас около шестисот с хвостиком лет. Он любил Софию всей душой, всем сердцем. Возможно, по этой причине он жил здесь дольше всего и каждый раз возвращался. Его тянуло сюда магнитом, и он не стремился сопротивляться. И вот за последние сотню лет он оказался здесь уже второй раз. Он не мог вызвать подозрений. Поколение, при котором он был здесь последний раз, оно уже давно умерло, сменившись новым. Большинство погибло при освобождении этого города от захвата в Русско-Турецкой войне. Нелегко им пришлось. И всё ради территории. И разве можно после этого считать вампиров чудовищами, если сами люди не лучше? Готовы пожертвовать жизнями ни в чём не повинных, просто ради того, чтобы какая-то точка на карте принадлежала им. Всё это было так отвратительно.
Теодор ехал в автомобиле, который приобрёл совсем недавно прямо в этом городе. Ну, не мог он пройти мимо. Машины – его слабость. А почему бы и нет? Почему он не мог позволить себе менять транспортное средство, когда пожелает, если не было проблем с финансами? Почему он просто не может жить ради себя? Была осень. Пасмурное небо, затянутое тучами. За окном - постоянный дождь и слякоть. Деревья сбрасывают последние листья, которые уносит неведомо куда леденящий ветер. Монтанелли доехал до самого конца грязной дороги, остановившись рядом со знаком, отмечающим начало туристической тропинки. Он вытащил ключи из замка зажигания и хлопнул дверью.
Теодор чувствовал их. Уже который день они преследовали вампира. А он просто узнал эту вонь, что всегда сопровождала этих недостойных, по его мнению, созданий. Возможно, он и не начинал эту войну. Но, чёрт возьми! Разве мог он спокойно относиться к этим шавкам, если при первой встрече они попытались разорвать его на куски? Им абсолютно безразлично, на кого они нападают. Косят всех вампиров под одну гребёнку, без разбору. Теодор не терпел такой несправедливости и поэтому обычно стычки с оборотнями заканчивались пролитой кровью. И эта кровь вовсе не принадлежала Монтанелли.
Итальянец сделал пару шагов вперёд и хмыкнул. Да, всё так, как он и ожидал. Выследили-таки. Он двигался аккуратно и бесшумно, хотя можно было даже особо и не стараться, он всегда был таким. Запахов было три. И все они были с разных сторон. Он буквально нутром чувствовал, как они сопят и выжидают подходящего момента, чтобы накинуться. И вот, зоркий глаз вампира уловил движение слева от себя. Один из них уже начал трансформироваться. В долю секунды Теодор уже оказался рядом с ним и ударил по этой наглой морде. Другим словом это назвать нельзя было. Бедный волчонок просто-напросто не успел до конца перекинуться, и теперь подле ног Теодора лежало странное существо, отдалённо напоминавшее собаку. Монтанелли резко развернулся. Из-за небольшой кирпичной постройки, по всей видимости, оставшейся после военных действий, выходил второй, а за спиной он уже почувствовал третьего противника. Оба были в волчьем обличии, итальянец попросту не успел бы успеть уложить одного из них до того, пока не нападёт другой. Поэтому он быстро нашёл выход. Взглядом он сконцентрировался на серой постройке, от которой тут же не осталось кирпичика на кирпичике. Всё разнеслось буквально в щепки, похоронив под остатками оборотня.
- Как непредусмотрительно, - Теодор ухмыльнулся и всё, что ему оставалось это всего лишь расправиться с последним оборотнем. Вампир оскалился. Всё-таки он надеялся, что он будет поумнее своих друзей и не станет в одиночку связываться с Монтанелли. Но нет, как бы странно это не звучало, он остался и уже прыгал на мужчину. Схватка была не сказать, чтобы очень долгой. Удары наносились с одинаковой мощностью, так и хочется сказать, что клочки и пыль летели в разные стороны. Вампир подбадривал волка разными противными шуточками, надеясь повеселиться и разозлить того ещё больше. Он бил этого ненавистного всеми фибрами души «животного» с каким-то азартом и порывом и уже стал чувствовать, как его соперник устаёт. В общем-то это и поставило окончательную точку в этой стычке. Теодор и не ожидал ничего другого. Ловко вывернувшись, он оказался у оборотня за спиной и свернул тому шею. Раздался такой приятный ушам хруст, что вампир невольно улыбнулся краем губ.
- Ну, прямо музыка для моих ушей, - радостно воскликнул он в пустоту. Жаль, жаль, что всё произошло так быстро, но искать встреч с остальными он сейчас не станет. Поэтому он просто развернулся и пошёл к машине, так и оставив трупы, в предвкушении приятного вечера.

0

2

Приняты, добро пожаловать.

0


Вы здесь » Fashion Magazine' » - непринятые анкеты » Frederick MacGregor